Использование онлайн-ресурсов в политической практике

on

Использование онлайн-ресурсов в политической практике Сергей ВОЛОДЕНКОВ — кандидат политических наук, доцент кафедры государственной политики факультета политологии МГУ им. Проблема внедрения современных информационно-коммуникационных технологий в отечественном сегменте интернет-пространства с целью создания эффективных и доступных для российского общества каналов взаимодействия с государством и властью представляется актуальной. Говоря о перспективах использования интернет-ресурсов в политических кампаниях в России, важно заметить, что российская интернет-аудитория не такая массовая и имеет свою ярко выраженную социально-демографическую специфику. На начало 2010 г. количество пользователей Интернета в России достигло 43,3 млн человек, или 37% взрослого населения страны. При этом число активных интернет-пользователей (суточная аудитория) зимой 2009-2010 г. составило 25,8 млн человек. Это 22% населения РФ. За пять лет количество активных пользователей Интернета увеличилось примерно в пять раз. К осени 2010 г. аудитория Сети, по данным Фонда «Общественное мнение», выросла уже до 46,5 млн человек, что составляет практически 40% взрослого населения страны. Число активных пользователей, заходящих в Сеть хотя бы раз в сутки, увеличивается еще быстрее: осенью 2010 г. таких было около 32 млн человек — за пять лет рост составил почти 370% . В январе 2011 г. месячная аудитория российского сегмента Интернета приблизилась к 35,2 млн человек (59% горожан старше 12 лет), а прирост доли пользователей рунета за год достиг 13,5%, или 4,2 млн . Отметим особенность2010 г.: прирост аудитории рунета обеспечили граждане старше 45 лет (+50%), люди от 25 до 44 (+25%) и всего 3% молодежи 12-24 лет . К январю 2011 г. отмечено увеличение аудитории неработающих или простых рабочих (+25-100%), а также женщин старше 55 лет (+100%) . Немаловажно и то, что среди столичных жителей доля узнающих новости из Сети весьма значительна и составляет 32%, а среди молодых людей в возрасте 18-24 лет — 38% . Таким образом, на российском политическом пространстве существует достаточно весомая аудитория, с которой можно осуществлять массовую коммуникацию в рамках политических кампаний. Численность такой аудитории имеет положительную динамику, а ее структура постепенно изменяется. Это позволяет говорить о «взрослении» российского сегмента Интернета, что крайне важно для полноценной политической коммуникации с основными электоральными группами населения. Вместе с тем российское информационное общество обладает рядом особенностей. Так, основные электоральные группы (в первую очередь пенсионеры и лица пожилого возраста, характеризующиеся высокой электоральной активностью, рабочие, военные, бюджетные работники и т. д.) ориентируются на традиционные СМИ, и с помощью онлайн-ресурсов оказывать необходимое информационное и PR-воздействие на них не всегда возможно. Интернет-ресурсами пользуются преимущественно молодежь и лица среднего возраста, проживающие в крупных городах и имеющие средний уровень доходов (молодых пользователей в Сети представлено до 90% аудитории, людей среднего возраста — 74%, а старше 45-ти — всего 24% ( Поэтому организовывать в интернет-пространстве общественно-политическую работу, например, с пенсионерами, ветеранами, представителями рабочего класса, работниками сферы сельского хозяйства, особенно проживающими в сельской глубинке, сегодня по меньшей мере неперспективно. Кроме того, политическая активность пользователей Интернета, как правило, невелика, более того — отношение к политике в целом и к конкретным политическим силам в частности у большинства россиян скептическое либо отрицательное. Перечисленные выше особенности имеют и объективные причины. Одна из них — технологическая осталось в сфере внедрения информационных технологий, в частности широкополосного доступа в Интернет. Мировые тренды доходят до России с определенным и весьма существенным лагом. До сих пор основной аудиторией онлайн-ресурсов являются жители крупных российских городов из-за недостаточной развитости коммуникационной инфраструктуры, а также дороговизны трафика. Другая причина — уровень проникновения Интернета. По этому индикатору Россия значительно отстает от ведущих мировых держав. К примеру, по показателю проникновения в мире лидирует Австралия — здесь 80% населения выходят в Сеть хотя бы раз в полгода. В Великобритании, Японии, США и Испании этот показатель составляет 72-76%, во Франции и в Германии — 66-69%, Италии — 52%. В России уровень проникновения Интернета — лишь 37%. При этом основное число пользователей сосредоточено в крупных городах Центрального федерального округа [6. Еще одна причина, с нашей точки зрения, — это традиционная тяга к закрытости, непубличности со стороны большинства чиновников и политиков, которые рассматривают свои должности в отрыве от обязанности общаться с гражданами, отчитываться перед теми, ради кого они, по сути, и работают. Несмотря на инициативы Президента РФ , большинство представителей власти с большой неохотой идут на то, чтобы быть публичными и доступными для населения. В том же Твиттере свои микроблоги создали меньше половины глав субъектов Российской Федерации (в основном после того, как в этом сервисе зарегистрировался Президент России). Для наглядности мы построили гистограмму, на которой приведено число фолловеров в Твиттере у лидеров нескольких государств (рисунок 1). Рисунок 1. Количество фолловеров в Твиттере у лидеров США, Великобритании, Венесуэлы, РоссииНа региональном уровне популярность твиттер-аккаунтов российских политиков и губернаторов также крайне невелика, что подтверждает сделанный выше вывод о зачаточном состоянии российских массовых политических онлайн-коммуникаций (рисунок 2). Рисунок 2. Количество фолловеров в Твиттере российских политиков и губернаторов Для сравнения: у губернатора Калифорнии А. Шварценеггера 1963365 последователей в Twitter. Если посмотреть на популярность в Твиттере депутатов Государственной Думы РФ, имеющих свои микроблоги, то и здесь ситуация выглядит достаточно неутешительной (рисунок 3). Рисунок 3. Количество фолловеров в Твиттере у депутатов Государственной Думы РФ, имеющих свои микроблогиНемаловажным фактором, судя по всему, является и общая культура взаимоотношений власти и общества. Невидимая стена между «небожителями» и простыми людьми, которая существовала долгие столетия в нашем государстве, до сих пор остается в сознании большинства россиян, не верящих в результативность какого-либо общения с властью, а иногда и боящихся такого общения. Совокупность перечисленных выше причин привела к тому, что российская аудитория в такой популярной системе, как Твиттер, составляет крайне небольшую часть его многомиллионной аудитории, и пока рано всерьез говорить о массовой общественно-политической коммуникации в этом сегменте Интернета. Однако, учитывая темпы роста аудитории, возможность осуществления массовой общественно-политической коммуникации может стать реальной. Попытки взаимодействия с целевыми аудиториями в российской политической практике носят разрозненный характер и являются скорее исключениями, а не тенденцией использования онлайн-ресурсов в качестве инструмента прямой демократии и обратной связи с избирателями. Общественно-политические силы, политики и чиновники делают попытки встраивания онлайн-инструментов в свою повседневную работу, но удельный вес перечисленных выше субъектов общественно-политической коммуникации весьма невелик. Так, онлайн-страницу имеет Председатель Правительства Путин. В Твиттере зарегистрировался полномочный представитель Президента РФ в ЦФО . С недавних пор свою страницу имеет в социальной сети Вконтакте.ру и лидер КПРФ . За весьма незначительное время друзьями Зюганова Вконтакте стали более 10 000 человек, преимущественно представители молодежи. На ресурсе Mail.ru ведет блог Владимир Жириновский. Своя страница в Живом Журнале есть у руководителя Совета Федерации Сергея Миронова. Многие руководители российских регионов и мэры городов также имеют свои онлайн-ресурсы. Основная масса потенциальных субъектов общественно-политической коммуникации предпочитает использовать уже получившие статус традиционных онлайн-инструменты, такие как Живой Журнал, хотя даже здесь представительство губернаторов, депутатов, сенаторов, руководителей министерств и ведомств, лидеров партий и т. д. недостаточно и в большинстве случаев неэффективно. Заслуживает внимания и еще один важный аспект ситуации. Число граждан, заинтересованных в общественно-политических коммуникациях с властью, не обладают потенциалом той движущей силы, которая предъявляла бы запрос на коммуникацию общества с властью. Эта проблема представляется нам даже более важной, чем недостаточно высокая активность органов власти в Интернете. И это один из важнейших факторов, существенно сдерживающих применение современных онлайн-технологий и ресурсов в политической практике. В связи с этим, несмотря на достаточно массовую аудиторию Интернета в России, работу с целевыми группами при проведении политических кампаний организовать весьма затруднительно. Наиболее эффективным представляется подход, в рамках которого информационная работа с населением строится путем сочетания традиционных средств массовой информации и онлайн-ресурсов, предназначенных для специфической интернет-аудитории. Поскольку в России нет опыта организации и проведения крупных политических кампаний в Сети на федеральном уровне, то многие потенциальные возможности для работы с интернет-аудиторией в рамках отечественных политических кампаний еще только предстоит научиться использовать. И этого не избежать, хотя бы потому, что привлечение человеческого ресурса, лояльного к той или иной политической партии или политику, становится мощным фактором работы с массовой аудиторией. Формирование общественного мнения в российском сегменте интернет-пространства становится крит чным для эффективной работы по созданию и поддержанию имиджа политических сил. Эти функции в значительно большем объеме, чем ныне, должны взять на себя политические партии, которые только начинают осваивать новые онлайн-сервисы и площадки. Так, совсем недавно Президиум Генсовета «Единой России» принял решение о создании общественного совета по работе с блогосферой, после чего в Твиттере также был заведен партийный аккаунт @er_2011. Однако на сегодняшний день он имеет лишь 1525 фолловеров. Тем не менее, анализируя онлайн-активность единороссов, можно привести и примеры того, как партия использует возможности микроблоггинга в своей деятельности. Например, во время последней встречи представителей партии с Президентом России на сайте партии была организована онлайн-трансляция встречи, а некоторые депутаты вели трансляцию в Твиттере. Одной из первых попыток полноценного и масштабного использования горизонтальных сетевых коммуникаций является, на наш взгляд, инициированное в интернете обсуждение статьи «Россия, вперед!», на основе которого, по словам Президента России, было сформулировано его послание Федеральному Собранию Российской Федерации. Выработка новых смыслов и содержания. Летом 2010 г. также по инициативе было инициировано масштабное обсуждение в Сети законопроекта о полиции, в рамках которого любой пользователь интернета мог высказать свое собственное мнение и внести предложения в формируемый документ. Позднее такая же работа была развернута по поводу законопроекта об образовании. В дальнейшем роль и значение массовых политических онлайн-коммуникаций будут значительно повышаться. http: old.wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/13518.html